ЦИТАТА ДНЯ

“"Все человеческие мнения относительны: каждый смотрит на вещи так, как ему удобно" ”
Вильгельм Виндельбанд

Общество

В нижнекамском медколледже отметили День памяти жертв политических репрессий

01.11.2016

9738

0

Ничто не может ставиться выше ценности человеческой жизни. Развитие страны, ее успехи и амбиции не могут достигаться ценой горя и потерь. Придерживаясь такой позиции, руководство страны дает нам надежду, что трагедия репрессий больше не повторится. А еще важно принимать нашу историю во всей полноте, со всеми ее победами и трагедиями, достижениями и преступлениями.

 

В летописи России нет, пожалуй, более одиозной даты, чем «1937 год». Это даже не дата, а заклинание, обозначающее страшное бедствие. На все запреты, на всех печать. Тысячи человек расстреляны, миллионы подвергнуты физическим и моральным унижениям, а их семьи и родные на долгие годы обречены на страдания и бесправное существование. Удивительно, но вопреки невзгодам люди выживали и не падали духом. Не озлобились и не сломались, продолжали верить в то, что все еще переменится, и они заживут счастливо и открыто. Верили и дождались.

Дню памяти жертв политических репрессий была посвящена встреча, прошедшая в Нижнекамском медицинском колледже. Людей, подвергшихся гонениям по политическим, религиозным и социальным убеждениям, но позднее реабилитированных, приветствовали советник главы района Григорий Китанов, начальник отдела по связям с общественными формированиями и национальным вопросам исполкома НМР Альберт Дирзизов, помощник депутата Госсовета Татарстана Ильсои Мезиковой – Лилия Ахиятдинова. Студенты колледжа подготовили и показали гостям трогательную концертную программу.

– Собрались мы сегодня, чтобы вспомнить прошлое, почтить память тех, кого уже нет рядом с нами, – говорит председатель Нижнекамского отделения общественной организации жертв политических репрессий Нина Сытина. – С каждым годом нас все меньше: было около 500 – сейчас осталось 178. Нынешняя встреча является юбилейной. Четверть века назад, а именно 18 октября 1991 года, был принят Федеральный закон о реабилитации, который помог восстановить историческую правду и вернуть доброе имя более 20 тысячам татарстанцев.

С болью в глазах Нина Эдуардовна вспоминает о том, что пришлось пережить ее родителям, проживавшим в те годы в Санкт-Петербурге. В 1937 году отец, воевавший в армии Буденного, приехал в отпуск к брату. В НКВД поступил донос о том, что тот ведет агитацию против советской власти. Вместе с братом арестовали и отца Нины Сытиной, сослав его в трудовую армию на Урал. Здесь он познакомился с будущей супругой (репрессированной в 1935-м). Вскоре молодые поженились. Второй раз отец безвинно пострадал в годы Великой Отечественной войны.

Как только в 1953 году их освободили и выдали паспорта, супруги тут же вернулись в родную северную столицу. Отец, подорвавший здоровье на Урале, прожил недолго. А вот мама – к счастью, долгожительница, одна поднимала на ноги пятерых детей. Умерла, когда ей исполнилось 94.

– Всегда с любовью и теплотой вспоминаю маму – мудрую женщину, которая многому меня научила, – рассказывает Нина Эдуардовна. – Она всегда говорила: «Никогда не смотри на тех, кто выше тебя. Смотри на тех, кому хуже. Никогда не унывай, знай, что правда всегда будет». Она заряжала нас оптимизмом. А мы верили и четко следовали ее принципам. Детям репрессированных родителей дозволялось поступать только в педагогический и сельскохозяйственный вузы. Помню, в Пермский пединститут меня зачислили самой последней. Прошли годы, а страх в душе остался. Его не выбьешь.

У каждого пришедшего на встречу гостя своя правда жизни. Детство и юность Ирины Зябкиной прошли на Дальнем Востоке, куда во время репрессий сослали ее родителей. Отца Андрея Зябкина в 1941-ом забрали на фронт. Через год за критику Сталина военный трибунал осудил его к 7 годам лишения свободы. После побега из тюремного заключения два года он скрывался в тайге недалеко от села Горелое, где проживали жена и двое сыновей. Изредка наведывался к ним. Узнав об этом, блюстители порядка вызвали супругу на допрос и пытали, но та не выдала любимого. Вскоре на свет появилась дочка Ирина, которую отец успел увидеть, лишь однажды. Позже супруге сообщили о смерти Андрея Зябкина.

Нижнекамец Александр Сазонов – из старинного казачьего рода. У родителей, проживавших в одном из сел Челябинской области, в конце 30-х все имущество конфисковали. Отца отправили на Урал, работать в шахте. Вслед за ним поехала и семья – жена и трое ребятишек, в их числе маленький Александр.

Не прошла беда и мимо многодетной семьи Касакиных. Получивший ранение в Польше красноармеец Максим Агапович долго лежал в госпитале, а затем работал начальником почты. В тюрьму на остров Свияжск попал за то, что вслух читал газету. За месяц до радостного известия о реабилитации отец умер. Жительницы города – сестры Валентина и Александра помнят слезы матери, получившей из рук почтальона весточку о смерти Максима Касакина.

Неоднозначным было отношение власти и к проживающим в Советском Союзе немцам. Ехавшего на фронт отца девяти детей Ивана Шульца сняли с поезда и отправили в трудовую армию на Челябинский металлургический завод. После войны определили на поселение. Вынужденные переселенцы ночевали прямо в поле. К утру выживали немногие. Иван Францович сам вырыл землянку и перевез жену с детьми. Вместе они сумели преодолеть все трудности. Супруга Мария Филипповна была удостоена ордена «Материнской славы» трех степеней. Удачно сложилась судьба их сына Якова Щульца, который трудился долгие годы на Нижнекамской ТЭЦ-2.

Переводчика посольства на Китайской военной железной дороге Владимира Новика вернули на родину и направили на временное проживание на станцию Агрыз Татарской АССР. Да только жил он там недолго: 9 ноября 1937 года его арестовали за якобы шпионскую деятельность, а через два месяца расстреляли. Жена осталась одна с тремя сыновьями, самому младшему из которых (ныне нижнекамцу Юрию Новику) тогда не было и годика. Похоронили Владимира Новика на Арском кладбище. Его имя увековечено среди 3 тысяч имен. Там же на стеле значатся имена десяти расстрелянных 15-летних ребят. Дети, какие же они враги народа?

Сталинская система боролась с совершенно безвинными людьми, выдумывая себе врага, а потом безжалостно уничтожая их. По официальным данным, свыше 10 миллионов человек стали жертвами террора, длившегося в нашей стране с конца 20-х и до начала 50-х годов. Это трагическая страница в истории страны, о которой нельзя забывать.

Фатима Зубарева.

Фото автора.

комментарии

нет комментарий

Ваш комментарий к статье:

Чтобы оставить комментарий, Вам нужно авторизироваться либо зарегистрироваться.