ЦИТАТА ДНЯ

“Делайте то, во что верите, и верьте в то, что делаете. Все остальное — пустая трата энергии и времени. ”
Нисаргадатта Махарадж

Читальный зал

Русский негритенок Джеймс

08.06.2015

20380

0

Если бы не дата в автографе на более чем скромном сборнике стихов, боюсь, что не восстановила бы в памяти то неожиданное знакомство… с негритёнком Джимом из советского кинофильма 1936 года «Цирк».

 

Эту сцену помнят все, кто смотрел ленту Григория Александрова, и, по крайней мере, слышали те, кто фильма не смотрел… Недавний показ сериала об актрисе Любови Орловой и режиссёре Александрове освежил впечатления и тех, и других. Вот тут-то и вспомнилось: глубокая осень, не очень долгая беседа с советским офицером-подводником, поэтом, прозаиком и темнокожим мальчиком, который добросовестно плакал на экране и никак не хотел засыпать, как того требовал сценарий.

Джеймс Паттерсон (на обложке сборника почему-то напечатано «Джемс») на самом деле москвич: он родился в 1933 году в семье Веры Ароновой, украинки по национальности, которая работала художником на «Мосфильме», и афроамериканца Ллойда Паттерсона, приехавшего в Россию в 1932 году и работавшего диктором радиовещания на иностранном языке. Кстати, именно у отца своего экранного сынишки Любовь Орлова постаралась перенять акцент, которого требовала роль иностранки. Цвет кожи мальчика был сильно разбавлен европейскими генами, так же, как и черты лица; только глаза – угольно-чёрные – были отцовские.

В 1942 году отец мальчика скончался от тифа в Свердловске, куда семья эвакуировалась из прифронтовой Москвы. После войны Джеймс (дома его называли именем экранного героя Джима) поступил в рижское Нахимовское училище, а потом стал курсантом Военно-морского училища в Ленинграде. Ходил по Северному морю на корабле и на подводной лодке – к этому периоду относятся его первые поэтические опыты. Они-то и заставили отказаться от карьеры морского офицера во имя поступления в Литературный институт имени Горького, который «негритёнок Джимми» закончил с красным дипломом.

Его педагогами были замечательные мастера поэтического слова Илья Сельвинский и Михаил Светлов. В 1963 году вышла его первая книга «Россия – Африка». Впрочем, писательский опыт не принёс Паттерсону широкой известности: для всех он так и остался исполнителем роли в сцене, над которой в умилении рыдала вся страна.

Уже будучи курсантом Нахимовского училища, Паттерсон встретился с Любовью Орловой и Григорием Александровым в Риге, куда они приехали на съёмки фильма «Встреча на Эльбе». Звезда экрана была приветлива, называла Джеймса сынком и Джимом; позже он неоднократно бывал у них в гостях на даче, ходил на концерты Орловой, а она бывала на его поэтических вечерах.

В первые годы «перестройки» он с матерью уехал на родину отца, что для них стало горьким опытом эмиграции. Стране, скупо приютившей их, дела не было до его «киношной» знаменитости и довольно скромной литературной известности на его родине в России.

После смерти матери Джеймс Паттерсон замкнулся до того, что появились слухи о его смерти. Но ему просто не хотелось публичности. Джеймс при желании мог её создать, но не сделал этого отчасти в силу депрессии, довольно обычной для эмигранта, отчасти в силу своего характера: он и в России не был человеком светской тусовки.

Сегодня этот человек преклонного возраста живёт в маленькой квартирке в Вашингтоне, а справляться с неизбежными проблемами быта и возраста (а они усилились после длительной тяжёлой болезни) ему помогает социальный работник.

Вот такова в нескольких словах история «темнокожей советской легенды».

Между прочим, в Нижнекамске Джеймс Паттерсон побывал дважды: в первый раз совсем молодым в начале шестидесятых, когда на всю страну гремела слава всесоюзной стройки. Это не могло не привлечь внимания человека, исколесившего весь Советский Союз. Он признался. Что в тот первый визит и представить себе не мог, насколько могут сбыться увлечённые слова Николая Лемаева о том, что здесь скоро вырастет красавец-город.

На встрече в редакции Джеймс Паттерсон поделился впечатлением от посещения Соединённых Штатов (тогда ещё не шла речь о возможной эмиграции на родину его отца) в составе делегации советских писателей. Он говорил, что ему бросилась в глаза особенность чужой страны, где стиль жизни смещает истинные и ложные ценности. Он с нескрываемым удивлением рассказывал, что из одной газеты узнал «сенсационную новость» о том, что у племянника первой леди страны Жаклин Кеннеди вчера в парке был похищен велосипед…

Галина Суздальцева.

комментарии

нет комментарий

Ваш комментарий к статье:

Чтобы оставить комментарий, Вам нужно авторизироваться либо зарегистрироваться.