ЦИТАТА ДНЯ

“Рано ложиться и рано вставать — вот что делает человека здоровым, богатым и умным. ”
Бенджамин Франклин

Общество

Нижнекамец Александр Бормотов – легенда строительной отрасли

13.08.2019

138

0

Семьдесят процентов кирпичных домов в Нижнекамске построены его бригадой каменщиков. Он трудился на стройке до 75 лет, не желая расставаться с любимым занятием. В День строителя корреспондент «НП» расспросил заслуженного ветерана о его славном трудовом пути.

– Александр Михайлович, откуда Вы родом?
– Родился я в селе Сходнево Клявлинского района Куйбышевской, ныне Самарской, области. В семье было восемь детей, я третий по счету. Там вырос, окончил семилетку. Работал в колхозе помощником комбайнера. Колхоз направил меня учиться на механизатора широкого профиля. Но через пару месяцев сосед подсказал мне, что в Ульяновске принимают в железнодорожный техникум. И я решил податься туда. Вот там, на строительном отделении, выучился на каменщика. Где-то в 1952 году, когда подходило время выпуска, из Башкирии к нам в техникум приехал «покупатель» и пригласил нескольких ребят к себе на работу. Там, на железнодорожной станции Дёма, началась моя строительная деятельность. Помнится, возводили здание школы. Работал ещё в Стерлитамаке. Ну а год спустя пришла повестка из военкомата, и я отправился служить в Германию, в артиллерийские войска. Обслуживал «катюши».

– Служили три года, стандартный срок по тем временам?
– Служить пришлось не три года, а чуть больше. В 1956 году как раз случились события в Венгрии, где произошел антисоветский мятеж, напряженная обстановка была и в Германии. В саму Венгрию нас не отправили, но несколько месяцев держали в части в боевой готовности.

– А после армии – в Татарию?
– Да, нас, парней с рабочими специальностями, еще во время службы стали звать в города Татарии, где в те годы развивался нефтяной промысел. Собрался целый эшелон, а в Казани распределили по городам – кто в Альметьевск, кто в Заинск. А я попросился в Лениногорск – это недалеко от моей родины.

– До бригадира доросли в Лениногорске или уже в Нижнекамске?
– Нет, в Лениногорске я работал простым каменщиком. Пришлось еще какое-то время поработать в Оренбургской области – там поднимали целину, требовались строительные руки, и меня отправили в командировку. Строили дома для приезжающих туда рабочих.

– В каком году оказались в Нижнекамске?
– В начале 1962 года. Поначалу, как вы помните, в строящийся Нижнекамск приехало много людей из Лениногорска. И первый санный поезд был оттуда. Тут все было еще практически пустынно, настоящая стройка только набирала силу.

– За какие заслуги стали бригадиром, Александр Михайлович?
– Я и в Нижнекамске какое-то время трудился каменщиком, но потом, года через два, как-то заметили меня, – я и в самой стройке хорошо разбирался, и в чертежах. Выдвинули меня в бригадиры каменщиков. Бригада была комсомольско-молодежной, набирал я исключительно молодых строителей. Количество рабочих в бригаде с годами менялось – когда сорок человек, когда больше. Вот с тех пор на протяжении почти пятидесяти лет я трудился бригадиром. Коллектив, как водится, менялся – кто-то уходил, кто-то приходил, но люди были в основном хорошие. Жили дружно.

– Работали на жилищном строительстве?
– Да, большей частью. Моя бригада специализировалась на возведении кирпичных зданий, значительный их процент в Нижнекамске – наших рук дело. Но строили и объекты соцкультбыта. Например, возводили с нуля Дом техники, ныне это Дом народного творчества. Музыкальное училище, спортивный зал «Факел», кинотеатр «Джалиль» – тоже наша работа.

– Вы хорошо разбирались в чертежах, понимали все тонкости строительного процесса. Не было желания получить высшее образование?
– Желание было, но не сложилось. Работа отнимала все время. Трудились в три смены не покладая рук.

– Сколько тогда получал строитель, и как эта зарплата соотносилась с заработками в других профессиях?
– Строитель-каменщик зарабатывал от двухсот рублей и выше, по тем временам это считалось очень приличной зарплатой. На стройку потому и шли, что зарплаты там были больше, чем в других отраслях.

– Александр Михайлович, Вы обладатель множества орденов и медалей за трудовые подвиги, но среди них есть особый значок – «Основатель Нижнекамска». При каких обстоятельствах их вручали, не помните?
– Вручали на каком-то торжественном собрании, детали в памяти уже не сохранились. Значок, вроде бы где-то у меня сохранился.

– Вы активно трудились даже тогда, когда Вам перевалило за семьдесят. В каком году окончательно ушли на покой?
– Работал я до 2011 года. Как-то не получалось уйти. Строительная отрасль в последние десятилетия прошла через сложный период, опытных людей, настоящих профессионалов осталось в ней мало. Вот меня и просили задержаться: давай еще один объект сдадим, давай еще вот это построим. Так что работал, пока силы были.

– У Вас большая семья?
– У меня двое детей – дочь Галя и сын Володя. Сын, к сожалению, в позапрошлом году умер. Он пошел по моим стопам, тоже начинал как строитель. Есть четверо внуков, трое правнуков. Если бы советская власть не кончилась, я б из них хороших строителей сделал. Внуки работают в разных сферах – кто на «ТАНЕКО», а кто пошел в бизнесмены.

– Встречаетесь ли Вы с коллегами? Помнят ли о Вас, приглашают ли на мероприятия?
– Сейчас здоровье у меня не то. Практически ослеп, передвигаюсь с трудом. Так что из дома выбираюсь редко. С коллегами, бывает, встречаемся, вспоминаем прошлое, а на мероприятия меня не приглашают. То ли слишком старый, то ли не проводятся уже мероприятия в честь строителей.

Беседовал Олег ЛУКОШИН.
Фото автора.

комментарии

нет комментарий

Ваш комментарий к статье:

Чтобы оставить комментарий, Вам нужно авторизироваться либо зарегистрироваться.