ЦИТАТА ДНЯ

“Рано ложиться и рано вставать — вот что делает человека здоровым, богатым и умным. ”
Бенджамин Франклин

Село

Жители Сарсаз-Бли Нижнекамского района рассказали, как опушка леса стала «комитетом», почему поле за деревней называется «грязным» и за что они благодарны появлению рядом с ними городской свалки

10.01.2020

400

0

В девяти километрах от Нижнекамска расположен населенный пункт Сарсаз-Бли – деревня с многовековой историей и своими легендами, которыми дорожат старожилы. Они могут рассказать, как опушка леса стала «комитетом», почему поле за деревней называется «грязным» и за что деревенские жители благодарны появлению рядом с ними городской свалки.

До Елабуги – пешком 
Гостям, приезжающим в какой-нибудь населенный пункт, принято показывать местные достопримечательности или памятники. В Сарсаз-Бли достопримечательностей, как таковых, нет. Ну разве что свалка недалеко от деревни. Есть, правда, памятник воинам Великой Отечественной войны, да и тот потрескался и требует ремонта. 

Здесь всего четыре улицы – Большая, Татарская, Ерзовка и Заречная. Сейчас в деревне проживает 147 человек, всего насчитывается 196 дворов. 

«Как наша деревня появилась? Сказывали, был в Минькино богатый купец. Он купил эту землю и привез сюда на подводах четыре семьи, – рассказала Нина Кожевникова, которая известна в деревне как активист и организатор местных мероприятий. – Вот от Чернышевых, Макаровых, Батиновых, Федоровых и образовалась деревня». 

С потомком одной из этих семей – старожилом, которых теперь по пальцам сосчитать, – нас познакомил глава Шингальчинского поселения. Александре Александровне Батиновой, или тете Шуре, как ее здесь называют, скоро исполнится 85 лет.  

«Я родилась на улице Ерзовка. С шести лет была с мамой в полях, – вспоминает о своем нелегком детстве и юности тетя Шура. – Детей тогда оставлять было негде. Женщины все жнут, а рядом – коляски с детьми. Отец мой ушел на фронт, оттуда он уехал на Донбасс, там женился, а нам не сообщил, что вернулся с войны живой и здоровый. Я жила с мамой, с восьми лет ходила в поле. В школе нас гоняли на поле колоски собирать. Работала в колхозе дояркой, кормила быков, кур, в школе – техничкой. Из колхоза никуда не пускали, паспорт никому не давали. Замуж вышла, троих сыновей родила».

«В колхозе ферма была, конный двор, куры, овцы. Сепаратор крутили, сметану, масло делали. Люди держали свои подворья и платили налог шерстью, мясом. У кого не было скотины, с них брали деньги. Люди плакали – продавать-то было нечего, – поделилась воспоминаниями другая уроженка Сарсаз-Бли Татьяна Бакеева. – Мы ходили на базар в Елабугу или Соколки продавать табак, семечки. Обратно шли с хлебом. Ходили зимой через Каму напрямик. До Шереметьевки тоже пешком добирались».

Прошли огонь и воду
Вспоминали наши собеседники и о том, что в свое время деревня переживала пожары и наводнения. 

«Когда я была маленькая, по весне в деревне был потоп. Дождичек прошел, и вода пришла оттуда, где сейчас свалка. У кого в низине были бани, их смыло, привязанных телят унесло. Вода через деревню до самой реки Аланки дошла. Из-за ила к осени на улицах выросли высоченные кусты. Зато картошки не было, смыло ее, – рассказала тетя Шура. – Еще большой пожар был, с Ерзовки начался. Там кто-то залез ночью кур воровать. Чтобы птицу поймать, спичку зажег, да уронил. Загорелся дом, а ветер с Ерзовки перекинул огонь на другие улицы. Крыши-то соломой крыты были, целыми вязанками огонь разметало». 

«Папа рассказывал про пожар, – подхватила ее слова Нина Кожевникова. – Ему тогда 10 лет было. Он говорил, что в Байгулове увидели пожар, оттуда прибежал какой-то юродивый. Он успел обежать три дома, которые огонь не тронул». 
Об этих событиях местные жители рассказывают друг другу, как легенду. И таких историй у сельчан немало. 
«Под крыльцом одного из домов лет 5-6 назад нашли гранату времен Первой мировой войны. Тогда многие вернулись после нее с оружием. На опушке леса недалеко от деревни в годы становления советской власти коммунисты проводили тайные заседания комитета. На одном из собраний кто-то кого-то предал, из-за чего случилась серьезная потасовка. Сейчас это место называют «комитетом», – говорит глава поселения Рамиль Салимов. 

«Поле между Сарсаз-Бли и Балчиклами, где сейчас сады-огороды, называли «грязным», – продолжила Нина Ивановна. – Там в пруду была лечебная глина. Мы в детстве ею обмазывались, оказывается, мы еще и лечились. Когда в городе открыли медсанчасть, эту лечебную грязь возили туда. Сейчас эту грязь возят в местные санатории». 

Решая проблемы сообща 
Зимой в деревне царят тишина и покой. Сарсаз-Бли оживает с наступлением лета, когда у горожан начинается дачный сезон. В свое время здесь были школа, магазин, клуб, но «оптимизация», шагающая по стране, закрыла местные социально значимые объекты  из-за нерентабельности. Сейчас, когда уехавшие в город сельчане стали возвращаться в родную деревню, местные просят вернуть магазин и клуб. 

«Вот говорят: «Клуба нет, магазина нет…». А посмотришь – они вообще не нужны. Люди приезжают из города с полными сумками, – рассказал о ситуации глава поселения Рамиль Салимов. – Когда писали заявку на строительство клуба, он должен был обслуживать несколько населенных пунктов – Балчиклы, Сарсаз-Бли, Ключ Труда, Клятле и другие. Музей и Дом культуры нужны, чтобы сохранить национальные традиции. Таким центром стало село Балчиклы, совсем рядом с Сарсаз-Бли». 

Проблем в этой деревне, как и везде, хватает. Их сельчане стараются решать сообща. Они просили местные и районные власти провести воду и построить центральную дорогу. Дело в том, что груженые мусоровозы разбивали старую бетонную дорогу, ведущую через деревню к полигону ТБО. В начале 2000-х жители даже пытались перекрывать движение и не пропускали «КамАЗы» коммунальщиков. Дорожное полотно на этом участке обновили, а воду жителям теперь подают из водонапорной башни Балчиклов. Сельчане уверены, что во многом это стало возможно благодаря полигону. С недавнего времени налажено в деревне и уличное освещение. 

Что касается полигона твердых бытовых отходов, местные уверяют, что свалка сейчас не мешает. Но раньше, когда самовозгорались залежи мусора, они задыхались в едком дыму. 

Жители также активно участвуют в программе самообложения. В этом году они хотят собрать средства на реконструкцию памятника воинам Великой Отечественной войны.  

Объединяют сельчан не только проблемы. Уже много лет местные жители организовывают народные гулянья, посвященные празднику Казанской иконы Божией Матери. 

«В каждой деревне проходит свой праздник, – рассказала организатор Нина Кожевникова. – В Кашаеве и Балчиклах отмечают день святых апостолов Петра и Павла. В Шингальчах и Ташлыке – Сабантуй, а здесь – праздник в честь Казанской иконы Богородицы. Мы приглашаем ансамбль, выступают и местные жители. Скидываемся деньгами, глава нам помогает, и на эти средства покупаем подарки для гостей, участников игр. Вот так с плясками, песнями и играми отмечаем православный праздник». 
Сельчане уверены, что у их деревни есть будущее. К тому же сейчас государство задумалось о том, как привлечь молодежь в село, и на разных уровнях власти создаются различные программы поддержки сельских жителей. 

Гульнара Шишкина.

Фото автора.
 

комментарии

нет комментарий

Ваш комментарий к статье:

Чтобы оставить комментарий, Вам нужно авторизироваться либо зарегистрироваться.